Плохой парень Тибальт: Иван Журавлев о «Radio&Juliete and Quatro»

Все чувства Тибальта всегда остаются за кулисами. Пожалуй, он самый трагический персонаж пьесы: заложник вражды двух семейств, племянник леди Капулетти. Его история, личная драма остается вне сюжета, но он ключевой герой и двигатель сюжета. Мы обратили внимание, что Тибальт всегда разный, во всех постановках и вариациях. Потому решили познакомиться с Иваном Журавлевым, Тибальтом в «Radio and Juliete», художественным руководителем труппы, репетитором.

Вы играете роль Тибальта. Расскажите немного о вашем персонаже

Тибальт – это плохой парень, дерзкий. Очень интересна для меня эта роль, потому что в жизни я, обычно, другой человек. А здесь я как раз могу поиграть, раскрыть себя с другой стороны. За какие-то 40 минут на сцене я могу окунуться в противоположное для меня амплуа. Эта роль очень сильно мне импонирует, потому что благодаря ей я могу побыть кем-то совершенно другим.

А кого бы вы хотели сыграть в постановке, если не Тибальта?

Каждая роль очень интересна. Все они очень разные: что роль Тибальта, что Меркуцио, что Ромео. Три абсолютно разных персонажа. Вроде бы сама хореография одинакова – стилистика одна и та же. Но персонажи получаются совершенно разными. Благодаря музыке, внутреннему наполнению, эмоциям – хотя лексика схожа. Каждая из этих трех ролей была бы для меня интересна, это уникальный опыт.

Что для вас самое сложное в этой роли?

Если честно, то для меня сложнее всего не перепутать какие-нибудь движения в хореографии. Репетируя и занимаясь со всем составом, я обязан знать партию каждого. И плюс, я еще танцую в Quatro, а там хореография тоже схожая. Потому, когда уже работает мышечная память, нужно быть внимательным и уметь переключаться. А то танцуешь роль Тибальта, и есть опасность внезапно перевоплотиться в Меркуцио.

Музыка Radiohead помогает или наоборот сбивает?

Музыка – это самый главный двигатель спектакля. Она ведет от начала и до конца, она дает энергию и ритм, она раскрывает персонажей и каждую сцену. Настолько идеальное режиссерское решение, так все филигранно подобрано. Хореография с музыкой, они играют в одном ансамбле, не перетягивая внимания друг на друга, а только дополняют. И в совокупности получаем невероятную гармонию и атмосферу.

Эта музыка и постановка – единое целое, как Чайковский и «Лебединое озеро».

Расхождений с классическим сюжетом нет? Вы полностью действуете согласно Шекспиру?

Можно и так сказать. Есть в открытом доступе либретто, его при желании можно сверить с оригинальной пьесой.

Участвовали ли вы в классической постановке «Ромео и Джульетты» под музыку Прокофьева?

Конечно участвовал — давний опыт. Эти две постановки — классику и «Rаdio and Juliet»- нельзя сравнивать. Это абсолютно разные вещи. Балет «Rаdio and Juliet» – это совокупность хореографии и музыки и режиссуры, которая дает эмоцию, уникальность. А в классической постановке все показывается позами и техникой. Это два разных языка. То же самое, что сравнивать английский и немецкий.

Есть ли у вас ритуал, или установки, которые вы даете сами себе, перед выходом на сцену?

 Думаю, у каждого есть свои определенные ритуалы. Если говорить, например о «The Great Gatsby Ballet», то,  чтобы мне настроиться на этот ритм, я все время слушаю Джорджа Гершвина. Это как раз та эпоха: джаз. Мне всегда необходимо 30-40 минут в гримерке просто посидеть послушать какие-то его произведения. И ты сразу окунаешься в это время.

Что касается Rаdio and Juliet, мне достаточно послушать трек The Gloaming (Radiohead). Под него как раз и происходит битва Меркуцио и Тибальта. Он для меня – трек-хэдлайнер спектакля. Слушая его, у меня появляется необходимое настроение.

Где лучше всего принимали?

Премьера была во «Дворце Украина». После этого мы были в Риге, Загребе, Белграде, Санкт-Петербурге, Казахстане. Крайний спектакль у нас был летом в Вильнюсе. Там мы выступали на фестивале «Midsummer Vilnius». Мы открывали его. И сам он проходил на территории замка, где строилась сцена. И там была сама по себе невероятная атмосфера. Так всегда бывает, когда выступаешь на фестивалях в старых городах. Хотя и сцена была простенькая, и декораций был минимальный набор, но за счет этой магической атмосферы было очень хорошо. И прием был очень теплым.

Также 8 марта пару лет назад мы выступали в Риге. В принципе, нас везде принимают хорошо. И выступать всегда интересно и захватывающе. Особенно, когда это не эстрадные площадки, а чуть меньше залы. Тогда энергия не рассеивается, а циркулирует по пространству.

Что должен вынести зритель после просмотра?

Зрителю остается возможность что-то додумать, осмыслить и получить что- то свое. Я не могу сказать, что нужно увидеть что-то конкретное. Для кого-то это будет эмоциональное вознесение, для другого наоборот – более тяжелые и грустные ощущения. Есть взаимодействие того, что мы несем и что зритель ищет в себе.

Я рекомендую прийти без предубеждений, ни в коем случае никак по особому не настраиваться. Когда начинаешь настраиваться, и волей-неволей даешь себе определенные установки, уже рисуешь себе что-то, что хочешь увидеть. А наши представления очень редко совпадают с ожиданиями.

Беседовала Даша Сухоставец. Над вопросами думала Катя Потапенко

Фотограф: Diana Andrunyk

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *