Шекспир: Paranoid Android

Балетные постановки уже давно побороли стереотип о женственности танца. То, что нам предстояло увидеть, было агрессивным, чувственным, воинственным и романтичным одновременно. Итак, редакции Cedra посчастливилось увидеть нашумевшую постановку Radio&Juliet. Quatro 6 декабря в Октябрьском. 

Нечасто удается увидеть постановки, где число мужчин превосходит женщин. Но, тем не менее, Джульетта здесь явно доминировала. Даже не смотря на присутствие Ромео — Денис Матвиенко на сцене. Название балета полностью себя оправдывает – это действительно Джульетта и Radiohead.

Предупреждаем, что  сюжет при просмотре угадывается слабо. Соответственно, можно прочитать про балет, перед тем как идти – узнайте, кто из артистов исполняет какую роль, какие сцены будут отыграны. Либо же наоборот:  абстрагируйтесь от текста пьесы, и просто наслаждайтесь перфомансом.

Невозможно умолчать о технике Ольги Тымошевой. Ее Джульетта была воздушной, легкой и гибкой. Самоуверенной и утонченной. На лице Джульетты замерла маска задумчивости. Несвойственная для модерн-балета скудность эмоций. Но, возможно, ее Джульетта была той, кто уже пережил все события пьесы Шекспира, а теперь просто прокручивает в голове воспоминания. Воспоминания не только о любви всей жизни — Ромео, но о всех своих мужчинах. О хулигане Меркуцио, агрессивном Тибальте с его личной драмой, о Парисе, которому была обещана, о молодых юношах Вероны, окружавших ее всю недолгую (или долгую?) жизнь.

Кульминацией, хоть и считается по праву встреча влюбленных после разлуки, для нас стала битва Меркуцио и Тибальта. О, эти мужчины дрались не раз, но столкновение Ивана Журавлева (ака Тибальт) и Дмитрия Абрама (ака Меркуцио) под песню The Gloaming — настоящая схватка не на жизнь, а на смерть. Тибальта гложет его собственная печаль о чести семьи, наверное о Джульетте, о вражде, которую он, как и все, не понимает, но и оставить не может. Выходит такой вот плохишь с эмоциональным грузом. Меркуцио же — в противовес — повеса и разгильдяй, который находит в чужих семейных ссорах веселье. У них с Тибальтом даже не вражда, а скорее заклятая дружба. Нам показалось, что один очень переживал убийство второго. По крайней мере, пока его не убил Ромео.

Финал открыт, но Ромео мертв

Не будем спойлерить сюжет, лишь намекнем, что все не так, как мы привыкли. И в этом особый интерес. Возможность пережить одну из самых знаменитых и, что уж, самых банальных пьес Шекспира, на новый манер.

Uno, due, tre, quattro!

И вот, когда шекспировские страсти поутихли, занавес поднимается вновь. Или не поднимается? Вот и первая интрига  Quatro – ми видим сначала лишь ноги артистов. Отточенные движения сменяются полетами куда-то вверх. Монотонная, но одновременно интригующая  музыка как бы выталкивает артиста куда-то вверх, и он почти исчезает из поля зрения аудитории. Но нет, занавес, все же, поднимается до конца и перед нами Quatro. Четыре персонажа. Четыре пары. Балетные миниатюры в разных раскладах. Партнеры меняются, меняются акценты в танце, меняются композиции, темпоритм, эмоциональный фон. Как и в Radio&Juliet – минимализм в костюмах и декорациях не предполагает минимализма движений. Посмотрев связку этих постановок можно с уверенностью сказать, что хореограф этой труппы «ставит» на руки.

В какой-то момент расстановка сил для зрителя меняется. Quatro теперь уже не четыре персонажа и не четыре пары, это две пары, виолончель и фортепиано. Действительно, без музыки, написанной Милко Лазаром специально для постановки, танец бы просто растворился.  В отличие от тех же Radio&Juliet, где музыка Radiohead, как бы мы не уважали их, могла бы быть легко заменена на The Cure, например, и ничего не изменилось бы.

В миниатюрах, совершенно разных по смысловому наполнению, читаются любовь, предательство, растерянность, страсть, ненависть, покорность. Шестеро людей на сцене удивительным образом составляют неразрывный целостный квартет, комок эмоций и чувств, притом, что лица их остаются совершенно каменными. Но ведь эти ребята играют не лицами.

О приличиях и этикете

Так как редакция Cedra любит смотреть не только на сцену, но и в зрительный зал, мы не могли не поделится с вами впечатлениями о киевской публике. А они самые что ни на есть прискорбные. Гуманные сотрудники Октябрьского решили все-таки пренебречь правилом не впускать после третьего звонка и позволить алчущим прикоснутся к прекрасному вваливаться в зрительный зал когда угодно. В результате, ряды в партере беспрестанно пускали волны даже после смерти Меркуцио. И это притом, что начали ребята на полчаса позже заявленного времени.

Но мы вдохновенно ждем новых постановок труппы The Great Gatsby Ballet, и новых прочтений «Ромео и Джульетты». Хотя нам и  больше по душе «Макбет» и «Кориолан».

Страстями на сцене восхищались Катя Потапенко и Даша Сухоставец

Фото с Facebook: Андрей Максимов (Andrei Maximov)

Один комментарий к записи «Шекспир: Paranoid Android»

  1. Пингбэк: 5 причин познакомиться с «Автором»: Премьера постановки Украинского театра танца | CEDRA

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *